Перейти к содержимому

Анна Борисовна. Продолжение книги «Аптекарь, судья, бобер и сова»

Анна Борисовна

 

В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца ирода великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат.

Более всего на свете прокуратор ненавидел запах розового масла, и ...    Стоп! Это – Булгаков. Но от этого моя история не становится менее интересной, а даже более правдивой и более реальной, по крайней мере для конкретного человека...

* *  *

Он шёл по улицам  Иерусалима быстрым, но уверенным шагом. Его лицо, худое и иссушенное жарким солнцем и непоколебимой верой, источало морозное спокойствие. Вера – это то, что у него было и то, что у него осталось. Улицы Вечного Города были алыми от стягов ордена Тамплиеров, развешанных по пути его следования. Ему, Магистру Ордена, предстояло сдать город мусульманам, и его жизнь стоила тысяч жизней горожан и рыцарей, оставшихся в живых после взятия города.

У него оставалась лишь вера. Вера, ради которой он прошел битвы и пустыни. Вера, которая вела, как ему казалось, по жизни, указывая правильный путь. Он был в ответе за город и его жителей. Он был в ответе за ВСЕ! Эта ответственность вселенским грузом давила его к земле. И если бы не окрыляющая ВЕРА, ему давно пришел бы конец. Без него в этом городе не могло произойти НИЧЕГО! И тут эти мусульмане, набравшись наглости, смогли уничтожить караван с продовольствием, шедшим в крепость. Во время осады погибло много рыцарей ордена, но их смерть была не напрасной. Бог видит все. И их смерть в бою была угодна Ему. Его братья сейчас на небесах и ждут его. Но почему на душе так тяжело и неспокойно? Пока он шел к главным воротам, чеканя шаг, его мысли были с Богом и о Боге: как Он мог позволить этим вонючим арабам, этим диким головорезам захватить христианскую святыню? Там, где они,  всегда резня. Как Бог допустил столько несправедливости по отношению к своим верным слугам? Как?!

   Тишина вокруг. Лишь ветер и песок. Где-то слышно журчание воды. Все смолкло: звон мечей, крики дерущихся, свист стрел. Лишь изредка тишина неуверенно надрывалась стонами раненых и умирающих от ран. Магистр Ордена Тамплиеров уверенно поднялся на выступ крепостной стены неподалеку от главных ворот напротив шатра султана и своей властью, данной ему самим Богом, сдал город султану во избежание резни и кровопролития. Он разменял свою жизнь на жизнь жителей крепости и оставшихся в живых рыцарей ордена. Он разменял ее на обещание сохранить все христианские храмы на Святой земле. Султан умел держать слово, в отличии от Магистра: ради веры, Бога и Ордена Великий Магистр не один раз нарушал торговые и военные перемирия. Он уничтожал пришлых на Святую землю арабов везде, где только мог, и с той святой жестокостью, какую позволяла ему его душа. Зная это, султан мог пойти лишь на один размен. Он готов был принять лишь одну гарантию – жизнь! И Великий Магистр был готов на этот размен: ведь Бог видит все и он не даст пропасть душе верного раба своего…

Город сдан. Договор подписан. Магистр стоял на коленях и молился. Он был свободен от веревок и цепей. Его ничто не сковывало. В последние минуты жизни этого тела он молился и ждал. Тело было обезглавлено быстрым и точным ударом. Казнить быстро – дело чести и уважения к противнику.  Тело дернулось и… ничего не произошло. Магистра качнуло назад и вверх. Он смотрел на город, пустыню, толпу зевак. Увидел обезглавленное тело перед собой. Он был там же, где оно только что стояло в ожидании казни и, где теперь лежит с отрубленной головой. Он осмотрелся. В мире с его смертью ничего не поменялось: зеваки начали расходиться, хан со свитой, выполнив формальности, входили в город, день продолжался, солнце стояло в зените. Мир по-прежнему жил. Магистр ожидал трубных звуков, страшных ангельских голосов и биение их крыльев. Тишина. Он ждал. Не происходило ровным счетом НИЧЕГО! И чем больше этого НИЧЕГО становилось, тем больше в нем разгоралось злобы на Бога, которому он служил верой и правдой всю свою жизнь. Он весь пылал ненавистью к Нему. Бог был во всем виноват. Бог отвернулся от Магистра, когда тот ради Него отдал Ему свою жизнь. Он рассчитывал НА БОЛЬШЕЕ! Он желал получить Его признание, как минимум. А вообще-то он был готов встать по правую руку Его. Ему казалось, что его заслуг перед Богом более чем достаточно!..

Он продолжал стоять на прежнем месте. Пальцы рук с силой сжимались и разжимались….

    Ее тело было напряжено. Руки вцепились в края кушетки. Из глаз текли слезы.

- Анна, что вы чувствуете?

- Меня бросили! Он оставил меня. Во мне злость и гнев. Как Он мог. За столько лет! Нет больше веры. Обман. Все обман. Ярость. Как Он ПОСМЕЛ…

- Пусть тело вспомнит детство. Как оно прошло? Вспомните мальчика. У него в руках нечто похожее на палку. Вспомните это….

    Они играли в рыцарей. Богатый дом. Внутренний двор. Это не совсем игра. Это уже подобие некоего боя. В этих тренировках пройдут годы. Очень много разных учителей: языки, Писание, риторика, история.  Но есть еще что-то, точнее, кто-то. Это нечто светлое. Некий образ в сознании. Это то, что ему пришлось забыть. Это его любовь. Та, с кем он готов был прожить всю свою жизнь.

Не открою вам тайну, если скажу, что любовь была несчастной. Ее выдали замуж за знатного вельможу, а наш герой с горя дал обет служить лишь Богу. И все свои дела, мысли и действия посвящать Ему одному. Так он и попал в Орден Тамплиеров. Приехал на Святую землю для охраны Гроба Господнего. С глубоко сокрытой болью в сердце и с желанием подписать с Богом сделку. Но бог сделок не подписывает! И эта боль вперемешку с гордыней и обидой заставляла сжиматься его пальцы снова и снова уже после смерти. И именно эти чувства заставляли сжиматься пальцы Анны снова и снова.

- Они все решили за меня! Они продали меня! Они бросили меня! Они отняли у меня все! Они продали меня Богу, но и Он бросил меня!

    Из ее глаз текли слезы. Тело обмякло и неподвижно лежало на кушетке.

    - Анна, что можно изменить в этой жизни? Есть ли возможность прожить ее без боли и разочарований?

    - Да, можно. Такая возможность есть. Он и девушка сбежали. Их жизнь была полна лишений. Они были бедны. Жили в хижинах. Нуждались. Прятались. Их искали, но не нашли. А когда она умерла уже в зрелом возрасте, ему не было смысла жить. Он умер после нее. Но осталось сожаление и разочарование. Почему так? Зачем это все? Для чего это было?

Стоп. Это было начало драмы. Начало подразумевает хронологию, но чувства хронологии не имеют! Они несут заряд энергии, способный зажечь новое солнце и разрушить время, что именно и происходит, ибо начиналось все в жизни Анны Борисовны с другого: с рождения в этом теле, в это время, в Луганске, городе четырех колоний, как она его сама называла, с взросления, учебы, замужества и слов мужа на их свадьбе: «Знай! Я тебе ничего в этой жизни не должен!» С ним она проживет пятнадцать лет и родит дочь. Он будет пить и жить за счет его матери, а она круглосуточно работать и содержать семью: свою маму, оставшуюся без мужа, и дочь. Эти пятнадцать лет пройдут для нее, как в тумане. Но любой туман рассеивается, а дождь не может идти вечно. А вот то, что осветит солнце, может таить сюрпризы. Но будут ли они приятными?... Решать будет тот, кто дождался и тот, кто пережил… А пережить пришлось многое!

И вот с этого места мы пойдем вместе с Анной Борисовной в начало. В ее начало. С ее согласия и по ее просьбе. И это будет началом ее новой жизни, настоящей жизни…

Прошлые части

Аптекарь, судья, бобер и сова

Аптекарь, судья, бобер и сова (продолжение)

Холодинамика. Продолжение книги «Аптекарь, судья, бобер и сова»

Мама. Продолжение книги «Аптекарь, судья, бобер и сова»

%1$s: 1 комментарий

Добавить комментарий