Перейти к содержимому

Холодинамика. Продолжение книги «Аптекарь, судья, бобер и сова»

Виталий Лещинский

Среди служивших в рядах еще советской армии, ходит поговорка, ярко и точно описывающая смысл и суть этой самой армии: кто в армии служил, тот в цирке не смеется. Я не служил, именно поэтому в цирк иногда с детьми хожу. А вот в театр – нет. Все об одном: любовь, страсть смерть. Страдания, смерть, любовь. Было смешно, но вздумал влюбиться – и снова страсть, и... снова все умерли. Ничего нового. В балете все еще глупее: они к тому же умудряются танцевать в любовном экстазе и окочуриваться, тоже танцуя. Жуть. А вот блокбастеры – это для меня. Вроде как та же любовь, но на ее фоне они хотя бы мир спасают.
Так, что вот! Если подытожить, то выходит, что настоящие психологи в театр не ходят. Незачем. Только это не те психологи, которые в кабинете сидят и слушают откровения сущностей ума, а те, которые ум отправляют последней электричкой за полярный круг и выводят на поверхность суть души. Да, да. Именно души! Вы не ошиблись! Настоящей, существующей души. Вот это психология с психокоррекцией!
В начале моей холодинамической практики был у меня интересный разговор с одной психологиней, моей клиенткой (вот не люблю я термин «пациент». Не люблю. Пахнет он мне не так!). Так вот, она абсолютно искренне считает, что в психологию идут люди с психическими проблемами, а их пациенты помогают им эти проблемы решать. Я был в шоке! Согласно этой логике, у нищего нужно спрашивать, как заработать миллион, о том, как жить, следует спрашивать у неудачника, а за здоровьем ходить к больному. Ну, скорее всего, многие так и делают. Но на этом моменте я понял, что об этике вообще можно забыть! Это мир навыворот. Ну, собственно, я не об этом. Я о театре поговорить решил. Значит так, в театре скучно! Вот мой вердикт!
А теперь представьте... Приходит ко мне на сеанс женщина. В возрасте около сорока лет. Худеет. Посещает школы духовного роста. Растет, растет, а ей все хуже и хуже. Отказалась от мяса. Ну и черт с ним. Сам его не ем. Позволить себе могу иногда птицу или рыбу, а так не ем. Но вот у нее все серьезней. Постепенно она отказалась от плотной еды и перешла на сыроедение. Стала мерзнуть и худеть. Сил нет. Спина болит. Проверил спину – порядок. Тут она и говорит: «Понимаете, я есть совсем не хочу. Но я помню, как вы на семинаре сказали, что если тело не хочет есть, то оно не хочет и жить. Жить вроде как хочу, а есть – нет».
Дальше все стандартно: мои руки в позиции на глазах. Здесь я замечу, что объединение техник Рэйки и классической вульфовской холодинамики (Вернон Вульф, автор и разработчик метода холодинамики) дают ну просто сумасшедшие результаты, но в тот раз я планировал только Рэйки. Методом холодинамики я еще не владел, хотя имел свой личный опыт и опыт моего мастера, которая на самом деле готовила меня к этому, передавая все свои знания. Так вот, мои руки на голове пациента (фу, слово это мне ну никак не нравится), а в голове слова крутятся: упала - не подняли, упала – не подняли. Я их отгоняю, пытаюсь держать концентрацию на ощущениях в руках. Левая рука гудит, правая холодная. А в голове всё то же: упала – не подняли, упала – не подняли... Я не выдержал и в момент ее полного расслабления спросил: «Упала! И почему не подняли?». Она вздрогнула, с силой выдохнула, как будто освободилась от чего-то, ойкнула и ...
– Откуда вы знаете?
– Я и не знаю. Вас спрашиваю, – держа голос монотонно спокойным, сказал я.
– Сколько Вам было?
– Три года.
– Что случилось с девочкой?
– Я была очень самостоятельной. Родители хотели, чтобы была самостоятельной. Я очень хотела пить. А чашки стояли в кухонном ящике над мойкой. Я поставила табуретку и полезла за чашкой, но не удержалась и вместе с чашкой упала на пол. Было сольно, чашку разбила.
– Где были родители?
– В кухне. Сидели, смотрели, как я лежу, и ждали, когда я встану.
– Они не помогали девочке?
– Нет. Сидели и смотрели.

Вот вам и нежелание жить! Вот вам субъективное и постоянное раздражение на мужа. Вот вам и программа смерти, которая, рано или поздно, должна была включиться. Вот где были зарыты недоверие к мужчине и желание все делать самой. Именно в то время была заложена программа извращенной женственной жертвенности и отсутствие защиты.
Дальше была стандартная перезапись прошлого. Снятие эмоциональных блокировок и формирование нового эмоционального будущего. Холодайн был изменен. Через непродолжительное время я позвонил ее мужу, и он с восторгом сообщил мне, что жена жарит теперь ему и сыну котлеты, чего уже оочень давно не было. Ну и слава Богу! Там конечно еще было над чем работать, но это не мое право решать. Может еще и встретимся!
А сколько было еще колгот не того цвета, которые заставляла надеть мама, а папа не защитил дочь от самодурства родительницы. Сколько нелюбимых платьев. И эта, казалось бы, чепуха формировала жизни красивых женщин, делая из них жертв, неудачниц, стерв и просто несчастных! Были и такие, которые разрушали все, к чему прикасались. А были те, которые не могли уже иначе, ибо их первый шаг был сделан неверно. Карма, черт возьми. От нее – никуда. Причинно-следственная связь по-научному! И никто не знал, что такая «мелочь» влияет на их жизнь. Они жили и не догадывались.
Были истории о прошлых воплощениях, которые подтверждают многие эзотерические правила. Например, в каком эмоциональном состоянии душа оставит тело, такое эмоциональное состояние и будет главным в жизни следующей. Ну, или еще можно было найти подтверждение кармических долгов в нумерологическом анализе и изжить их. Переписать!
Работал с молодым мужчиной, причиной прихода которого была безэмоциональность. Были еще проблемы с начальством, но это другой сет наших встреч. А пока – безэмоциональность. Первый ассоциативный образ его мужских жизненных качеств был.... лимон. Даже его уму стало интересно, поэтому он решил вернуться из глубокого релакса и спросил: «А почему лимон?». Ну, унылый он был, как лимон. Ум не соврал. У меня потом еще было множество гастрономических извращений, типа персика, кексика, сладкой ваты...
Наши сеансы были очень продуктивными, но нелегкими. В первую нашу встречу он полностью подтвердил звание унылого лимона. Эмоций не было. Даже в найденной нами очень эмоциональной ситуации, эмоциональный ответ отсутствовал. У меня в голове проносится образ лестницы на чердак некоего дома. Он узнал этот дом и вспомнил ситуацию. Можете себе представить, что родители привезли мальчика в дом, в котором недавно повесился его дед, и уложили его спать ночью одного. Сказать, что он испытал страх, так это ничего не сказать. Но и тут не было эмоций! Я был в тупике.
Оставлять отслеживаемого в незавершенном состоянии было нельзя. Образ родителей был плоским. Они выглядели пластиковыми манекенами без эмоций и с неподвижными лицами. Но истерика мальчика, находящегося в панике, не могла изменить положение дел. Наш отслеживаемый устал. События детства оказались не сутью проблемы, а продолжением чего-то более глубокого. Ум уже пытался шаг за шагом вернуть себе контроль над сознанием. И в этот момент наш герой начал жаловаться на сильную головную боль и... Его тело дернулось на столе, он на глубоком выдохе смог сказать: «Меня только что убили!».
Я выдохнул. Сдвиг был. После этого он смог описать место смерти, какие-то боевые действия, тела, взрывы, грязь, кровь и пулю, попавшую в голову и прервавшую одну из его жизней.
Дальше все по классике: выход из тела, точнее – выброс назад и вверх. Всегда назад и вверх. У разных людей, в разных местах, при разных обстоятельствах – всегда назад и вверх. Но в этой ситуации было важно почувствовать главную предсмертную эмоцию. И это было БЕЗРАЗЛИЧИЕ. Безразличие к судьбе, жизни и смерти.
Все! Тут мы закончили. Отпаивали чаем. Полная дезориентация в пространстве минут десять. Но хоть какой-то логический финал. Следующая наша встреча состоялась через трое суток.
Была активизация детских фобий, бессонница, но это ничто, по сравнению с разотождествлением и чувством трупного окоченения, случившееся с одной моей пациенткой несколькими месяцами ранее. Сеансы экзорцизма из голливудских фильмов тихо так курят в сторонке. Но этому случаю я посвящу отдельную главу.
А пока – смерть от пули на поле боя. Сеанс второй… Это как раз тот случай, когда ждешь одного, а на выходе получаешь совсем другое. Хотя в моем случае – на входе.
Все готово, тело лежит и расслабленно. Основной алгоритм входа выполнен. Я жду продолжения истории с пулей в голову, как тут начинается совсем новый текст. Без предупреждения.
Он говорит, что находится в пещере. Рядом капает вода. У него прострелены ноги и он черный! За ним гнались, и он какой-то повстанец, что ли. Я немного озадачен таким поворотом событий, но все бывает. Моя задача – вести и направлять, а выводы отслеживаемый должен делать сам.
И вот, история обретает динамику. Перед смертью в памяти проносится вся жизнь, начиная с самого детства. Родителей нет. Есть лишь образ некой женщины с детьми, но не матери. Мальчиком лет семи он сидел у дороги и просил милостыню. На шее ошейник. Милостыню не дают, но каждый прохожий хочет его пнуть, как собаку. Взгляд затравленный. Ночью его закрывают в клетке и дают миску еды.
И тут тело нашего героя, того, который на сеансе, задумалось (задумалось именно тело!), и он вспомнил: «Никакой он не повстанец. Он убил кого-то! И убегал. Ему прострелили ноги, и он умрет в этой пещере с чувством полной безысходности и безэмоциональности. Просто умрет. Он не может хотеть. Ему нечего хотеть».
Мне было понятно, что в этой ситуации искать больше нечего. Помог символ, который объединяет прошлое, настоящее и будущее в одном потоке… И опять была смерть. И снова возврат на поле боя. Но главный вопрос был в том, что привело эту душу на это поле боя? И снова начался поток воспоминаний: семья, дом, пекарня. Ночь. Грабители. Страх, который парализовал способность действовать.
Убийство жены грабителями. Отчаяние. Армия и смерть. Смерть и освобождение от затянувшейся жизни. А душа так и продолжила жизненный путь в безысходности. И, согласно последнему прижизненному желанию, обрела возможность наслаждаться плодами своего выбора. Но нашей задачей было исправить ситуацию. И нам это удалось.
Только вы не думайте, что все отслеживания такие фееричные. Многие застревают в перинатальном периоде, когда у родителей наблюдался кризис отношений и ребенок ЧУВСТВОВАЛ себя брошенным. Во многих случаях у души просто нет опыта понимания и принятия некоторых ситуаций. В таком случае желательно по возможности ускорить наработку качеств и их закрепления в свежеприобретенном опыте. Вот тут-то в ход идут и беседы, и нумерология, и философия, ну и некий личный опыт.
Ну, а наша ситуация закончилась нахождением причины возникновения парализующего страха. Получение нового опыта. Правильная реакция в стрессовой ситуации. И…все живы. В тот момент, когда я думал, что уже все закончилось и пора выходить, историю закончил наш герой: «А он все равно ушел воевать, но вернулся живой, с почестям и умер в своей постели в окружении детей и внуков. В этот раз душа оставила тело спокойно».
В завершении этого случая необходимо заметить, что через три дня вопросы с работой и статусом в коллективе были решены. А после последней небольшой коррекции отношений с отцом была выстроена и позитивная служебная иерархия, следствием чего стала почти вдвое поднятая зарплата. Были еще и приятные «побочные» эффекты, но о них вам знать совсем не обязательно!
Где здесь иллюзия? Где истина? Отвечу – везде. За истину тут отвечаю я! И скажу вам, что каждое слово здесь – правда! Это личный мистический опыт души.
А душа врать не умеет, ибо она есть суть от сути. И именно душа формирует прошлое-настоящее-будущее наших осознанных жизней.
Но есть еще одна история. Именно на эту историю мне передала права хозяйка с просьбой описать все, как было. Чем, собственно, я и займусь.
Продолжение следует!

 

Прошлые части

Аптекарь, судья, бобер и сова

Аптекарь, судья, бобер и сова (продолжение)