Перейти к содержимому

Аптекарь, судья, бобер и сова (продолжение)

Виталий Лещинский

О наших сущностях и о сущностях в нас

Предтеча

И  все таки  в этом был виноват я. Оно, конечно, и так было понятно, что я, но оставалась маленькая надежда на то, что большая вина лежала на моих новоиспеченных партнерах. Что они поступили со мной некрасиво и подло, что, если бы не они, то не было бы того, что случилось, ну и так далее.

Я бы  даже сказал, что во всем случившимся  нашел позитив. И не только я, но и моя жена (правда, мы еще тогда не были женаты). И перенес я эту сумасшедшую трагедию тоже  как-то без особых эмоций. Просто как данность. Избежать нельзя, так зачем нервничать?  Лучше думать, что делать дальше...

А дело, собственно, было так...

Познакомился я с ней, как и со многими моими теперь хорошими знакомыми, на массажном столе. Я, конечно, сверху - она снизу. Тогда я еще работал в небольшом салоне красоты в гостинице "Братислава". Он располагался на двенадцатом этаже и носил гордое название "Небеса". Правда, "Небеса" было написано по-английски. Классный, я вам скажу, был тогда бизнес. Но дело было не в этом. Ярослава была девушкой модельного вида и богемного настроения. С мужчинами встречалась в основном  из-за денег, но видимость создавала весьма приличную. Внешне – просто скромное обаяние. Я ей встретился в тот период ее жизни, когда одиночество было ей противно, поэтому  она всячески пыталась себя развлечь, и в помощь ей необходима была компания.  Я был готов на это и с жадностью мог наслаждаться любыми развлечениями от дискотек до ресторанов.

Работа в салоне была моей первой  по-настоящему  крутой работой! Тусовка, которой у меня никогда не было. Контакты и связи появлялись каждый день. Моя зарплата, как заместителя директора салона, составляла шестьдесят долларов, и столько же, а то и больше, я умудрялся зарабатывать массажем и акупунктурой. Это при том, что снять однокомнатную квартиру можно было тогда за двадцать или тридцать долларов в месяц. Не жизнь, а малина. Домой я ездил исключительно на такси и  каждое утро убеждал себя, что неплохо было бы на трамвае проехаться, но желание пропадало быстро – как только я видел полный вагон сограждан. И, скажу вам, появлялась жгучая необходимость поймать машину и спокойно, с комфортом доехать до работы.

Моя жизнь того периода пошла на новый виток развития: я бросил престижный институт, в который поступал несколько лет подряд; развелся с женой, с которой прожил счастливые три месяца, после которых, собрав шмотки, бежал быстро и далеко, ибо такого счастья не могла выдержать моя природа; поработал в бизнесе, который меня не интересовал просто никак, но из-за неумения говорить "нет" я проторчал в нем почти год. При этом  моя клиентская база каким-то образом росла, и наличные у меня были всегда.

А теперь, если попытаться хоть отчасти сохранить хронологию, начну, наверное, хоть с какого-то начала, которое, однако, окажется намного дальше во времени, чем я мог себе представить тогда. Эта история  началась еще до моего рождения, а точнее,  с моего зачатия. А если быть хронологически точным, то еще и до рождения моей мамы. Род, знаете ли, очень коварная штука. По роду, как, собственно, и от родителей,  мы не получаем ничего позитивного и приятного, а лишь то, что нам приходится исправлять и дотачивать уже на себе.

Как вы, наверное, уже поняли, родовую линию своего отца я проследить не могу, поэтому  гвозди эти  приходится выковыривать вслепую. А вот если говорить о материнской линии, то мой прадед по бабушке был уездным врачом и умер от тифа в 1924 году. Так утверждала официальная семейная хроника, а неофициальная говорила, что не все было так просто и чисто. Моей бабушке Кате было тогда тринадцать. Эта линия носила фамилию Безденежные, но при этом была весьма состоятельной.  Имелись и усадьбы, и конные заводы, и ювелиры, часть которых  удачно эмигрировала во Францию сразу после революции семнадцатого года. Но, как вы понимаете, в эту линию я не попал. Однако попал в ту, которая была раскулачена и репрессирована после революции.

У моей бабушки Кати было две сестры и брат. Брат – это тот самый Коля, который помогал нам в переезде на новую квартиру, вбивал тот самый легендарный гвоздь в стену и перепутал все наши "семейные" веревочки. Кстати о нем: умер он от рака, но если бы не от рака, то от алкоголизма умер бы точно. Оставил после себя двух сыновей, но и там благополучием не пахло, точнее, все там было обычно, как у людей – свои горести и радости, рождения и смерти. Самая нормальная жизнь.

Лет через пять после смерти дяди Коли его жена с детьми получила трехкомнатную квартиру в новом еще  тогда районе Оболонь. И  как-то раз я и бабушка Катя поехали к тете Ираиде в гости. Как и полагается добропорядочным гостям, мы прихватили с собой тортик, на который я благополучно сел, когда мы ехали в метро. Бабушка коршуном влетела в вагон, ища для нас двоих место, и, найдя его, застолбила тортом, который потом не успела убрать, так как очень быстро пыталась меня усадить. Торт оказался менее проворным –   я успел сесть, а он не успел отскочить.

Когда же мы  все-таки добрались до нужной нам станции, бабушка спросила, знаю ли я дорогу, на что я не задумываясь выпалил, что да, знаю, и повел нас в гости к бабушке Ираиде.

Напомню, что мобильных телефонов тогда не было, да и обычные квартирные телефоны имели не все. Это я к тому, что путь наш будет долгим, а когда мы найдем нужный дом, ждать там нас уже никто не будет. Но это потом, а пока я уверенным шагом веду нас с бабушкой по оболонской целине в гости. Каким-то образом перед нами выросла огромная гора песка, и я предложил срезать путь и пройти прямиком через эту кучу. Очень убедительным тоном я объяснил, что дом  бабушки Ираиды непременно будет за этой кучей. И вот  я, слегка подмятый торт и бабушка кинулись на штурм этого песчаного безмолвия. Взобравшись-таки на гребень песчаного великана, мы обнаружили там еще один, который тоже благополучно был взят штурмом. Где-то  на пятом восхождении, бабушке это порядком надоело, и мы, сменив траекторию движения, вышли на большую землю. Еще немного попетляв среди новостроек Оболони, мы все-таки добрались до нужного нам дома. И было бы просто удивительно застать там хоть кого-нибудь. Ираиды не было! Торт портится, жара, позвонить некуда! Самое обидное в том, что мой стратегический план дал осечку. Какой план? Да очень простой. Когда мы с бабушкой вышли на нужной нам станции метро, дорогу я, естественно, подзабыл, но хорошо помнил, что мы с мамой и Ираидой ходили на пляж. И пляж этот был почти возле ее, Ираидыного, дома. Ну, не совсем возле, а просто рядом. И вот я принял стратегическое решение прийти к дому, но через пляж. Но за те пару недель, которые прошли с момента нашего с мамой визита к Ираиде и походу на чудный пляж, там успели намыть кучи песка, через которые, собственно, нам с бабушкой и пришлось лезть. Со стороны это, наверное, был полный сюрр: бабушка в салатовом платье с огромными красными маками, на самой верхней точке кучи песка, с гордым видом Дон Кихота всматривается в даль, а рядом я, в сандалиях шортах и киевским тортом в руках... Вау!

Но дело, естественно, не в этом, а в том, что дед Коля умер от рака, проработав всю жизнь водителем, что, собственно, не мешало ему пить много и регулярно. Хотя нужно заметить, что человек он был весьма неплохой. Вроде как добрый и отзывчивый. Но умер. Его жена Ираида умерла многим позже, пережив мою бабушку лет на пять, но тоже от рака. Вторая бабушкина сестра Ира последних лет пять своей жизни пролежала в постели и передвигалась на костылях по причине перелома бедра, а ее муж, которого все называли не иначе как Борух, хотя он был просто Борис, отличался очень сварливым характером и умер так же как и она. Он тоже сломал бедро, лет на семь раньше жены, и тоже был прикован к постели.

А что касательно моего неудачного бизнеса, то долгое время я предполагал, что проблема во мне. И это верно. Но еще годы спустя сложный пазл под названием событийность все-таки сложился в единую и правильную для меня последовательность.

Хотя многое пока  будет неясно, но в дальнейшем я обещаю полное пояснение тех терминов, которыми я сейчас буду вынужден оперировать.

Так вот, в нашей с женой семейной паре я обладаю меньшим потенциалом, чем она. Это говорит о том, что я был втянут в ее поле как тот, кто будет реализовывать ее задачи и цели. Как тот, кто будет ее зеркалом, причем не всегда отражающим то, что хочется, но всегда отражающим истинную природу желаний души, а не ума. А в ее нумерологическом паспорте есть число, говорящее о том, что душа, в ее теперешнем воплощении, должна научиться жить после КОНЦА всего. Без запасов, без сбережений, без прошлого. И, как следствие, умение ценить то, что есть на сегодняшний момент. И вот  смешиванием полученных ингридиентов получаем...  да, именно меня, с холодайном репрессированности, способностью сливать деньги и моей же нумерологической склонностью повестись на денежный соблазн. А для неё –  необходимость научиться жить сегодняшним днем, без запасов и стартовой мощности.

В ее семье все тоже было непросто.  С годами я выделил одну простую истину: если вам с сожалением рассказывают о том, какой был хороший человек, какой у него был прекрасный характер, как много он всем сделал добра... то, как правило, он умер! И не просто умер, а от рака или инсульта. Вот такие пирожки с маком.

В семье моей жены, особенно по материнской линии,  были исключительно хорошие люди. Дедушка умер от инсульта или инфаркта, что, по большому счету, не имеет особого значения. А бабушка – от рака сигмовидной кишки. Позже, в возрасте сорока лет,  от рака где-то в области легких умер ее двоюродный брат. И хоть его и нельзя записать в «хорошие люди», он был продуктом «хорошести» этих людей.

Но семейные секреты со временем всплывали, и многое стало проясняться. Дедушка моей жены был очень умным и эрудированным человеком, переводчиком и писателем. В юности, выбравшись, как говорят, из-под коровы, без документов ушел из села в Питер, обуреваемый тягой к знаниям. Поступил в институт. Получил новые документы и проучился на отлично. Все это было до военных событий сорок первого года. И ему это удалось в условиях жёсткого тоталитаризма, страха и репрессий, когда каждого могли посчитать врагом народа и расстрелять без суда и следствия. Но каким-то образом он попал в ряды НКВД. Возможно, это была расплата за везение. Красный дьявол ничего так просто не давал. И многим в то время приходилось идти на сделку с совестью. Скорее всего, пошел и он. И самой тяжелой частью его биографии, о которой никогда не говорили, было выселение крымских татар с их родных земель. И, скорее всего, этот факт вызывал в нем непроходящее чувство вины, которое и разрушило его поджелудочную железу и селезенку, а с ней и сосуды, доведя еще не старого человека до смертельной болезни.

С бабушкой было еще круче. Представьте себе маленькую еврейскую женщину, работавшую в НКВД переводчиком с немецкого. И это после войны с Германией. Она готова была сделать все для всех. В помощи была безотказной, а в своей безотказности – идеальной. Также имелась  у нее ещё одна тяга к постоянному обучению. Но и здесь проглядывалось желание быть полезной. Иначе зачем жить, если ты не полезен обществу. Холодайн остаётся всегда. Он держит в эмоциональной памяти ощущение тревожности и страха.

Именно это состояние нарушенной самооценки и уничтожения себя как личности в социуме привело очень хорошего человека к раку сигмовидной кишки. Даже сейчас, вспоминая эту маленькую хрупкую женщину, можно восторгаться прожитой ею жизнью и даже ставить в пример ее работоспособность и тягу к знаниям, но нельзя забывать, чем это все было вызвано и что сформировало ее мировоззрение и черты характера. А главное и единственное – помните о смерти. Ибо как закончиться жизнь, так и начнётся следующая...

Вообще, все эти родовые программы никак не улучшают поступление энергии денег, так как всегда есть жалость о потраченном. И вот это все и даже год, согласно таблицы событийности, был выбран именно такой, который не способствовал ничему, кроме моей максимальной реализации, но никак не в том бизнесе, который я затеял. В пространстве сложилось всё. Все получили уроки, благодаря которым должны были осознать и переосмыслить те ценности, которые  имелись на тот момент. Но не всем это удалось. А изложенная мною картина весьма бедна. И эхо тех событий, которое будет связанно со смертью от рака двоюродного брата моей жены,  можно будет наблюдать лет через пятнадцать. Тут же всплывет и мой умерший брат, и мое к нему отношение, которое прямым образом связанно с моим отношением к дочери.

Вот через такие лирические отступления  я все-таки подобрался к основной теме – нумерологии. Но все мною описанное будет щедро снабжено пестрыми примерами и образами из моей собственной жизни, а также из жизней тех  людей, с которыми я когда-либо был знаком.    Но, предупреждаю, система неоднозначна. В ней нет дыбилизма и наивной ярмарочной простоты газетных астрологических и нумерологических прогнозов. В ней нет прямоты и прямолинейности утверждений. Это не гадание и не предсказание. Это не навешивание ярлыков, а освобождение от стереотипов. Это - ТВОРЧЕСТВО. Умение понять свойство и структуру личности, намерение души и направление пути развития, но не указание маршрута движения. Благодаря этой системе знаний можно получить карту, но маршрут придётся прокладывать самому своими ногами.

А что касается девушки модельной внешности, то именно она помогла мне  реализовать планы моей жены по получению опыта в виде пребывания раздетой ниже пояса личности в климате с очень низкой температурой, а проще говоря: с голой жопой на морозе. Именно благодаря ее предложению, семья моей жены потеряла единственный свой капитал – четырехкомнатную квартиру, доставшуюся им от родителей отца жены. Надо заметить, что финансовое положение моих будущих тестя с тещей желали лучшего. В тяжелые девяностые многие разбогатели, но и многие из разбогатевших были убиты в разборках различных банд. Многие научились зарабатывать и жить, а многие пытались, но, как и раньше, с трудом сводили концы с концами.

Мои будущие родичи не отличались бизнес хваткой, а относились к тому разряду постсоветской интеллигенции, которую от слова "деньги" коробило, как от дерьма. Иметь деньги было как-то неприлично. Кстати, с годами  их отношение к деньгам ничуть не изменилось. Как я уже говорил, тесть деньги прижимал и не давал им нормально плодиться. На новую технику денег не было, поэтому покупался телевизор очень бэушный, на ремонт которого позднее уходила куча денег, на которые можно было купить новый. Но с техникой это как-то сложно, проще с хлебом. Если в дом приносился свежий  хлеб, то он откладывался в сторону и  в первую очередь  доедался черствый хлеб, а свежий ели уже тогда, когда он тоже черствел, а в дом приносился очередной свежий. Девизом этой половины семьи была семейная "мудрость", а точнее –

реальный опыт, ставший легендой и очень четко характеризующий их отношение к деньгам: «Купить за пять, продать за три, и те потерять». Так вот, в подтверждение семейной мудрости, а правильней будет сказать - семейного холодайна, ехал как-то, мой тесть с работы домой. Выпал снег, холодно, стемнело. Троллейбусы застряли на мостах через Днепр. Ездили только маршрутные такси. Но на маршрутку тесть не поехал принципиально. Ведь он не так богат, чтобы деньгами сорить. Два часа он ждал на остановке, затем, замерзнув до костей, купил в ближайшем ларьке бутылку водки для согреву, сел все-таки на маршрутку, а дома, чтобы не заболеть, выпил водочки с перцем. Жизнь удалась. Этот эпизод я привожу лишь затем, чтобы показать, насколько сильной может быть программа рода и как легко холодайны рода могут управлять поведением взрослого, умного и образованного человека, в здравии ума которого я нисколько не сомневался и не сомневаюсь по сей день. Вот только УМ и РАЗУМ – это разные вещи. И наличие первого совсем не обязательно подразумевает второе.

Со стороны тещи прослеживается совсем противоположное отношение к материальному: с одной стороны – пренебрежение, с другой – сожаление о том, что их нет и не будет, так как «не с нашим счастьем их иметь».

Все это повествование можно бесконечно долго украшать различными событиями из жизни. И каждый живущий на земле, при должном внимании к себе и окружающим, сам сможет найти миллион закономерностей в цепи событий из жизни других людей и своей личной, вещей и действий их окружающих. И в этот самый момент, когда человек осознает  зависимость  от чего-то непонятного, нарушается рациональность мышления. И если продолжать отворачиваться от падающих на голову закономерностей, если жестко подавлять в себе проявления иррационального, того, от чего ваш ум приходит в ярость, а разум тихо-тихо шепчет вам: "Открой дверь, открой дверь". И если в такие моменты нисходящего на вас просветления не услышать крика души, если на все замки закрыть дверь, ведущую к тому, что нельзя просчитать, описать, взвесить и измерить, то вся ваша  дальнейшая жизнь будет, скорее всего, погоней за вечностью, где вы, без сомнения, проиграете, а путь ваш будет тернист и безрадостен. Но главная ирония заключается в том, что большинство живущих не сможет понять и этого. Ибо ярморочная сторона всегда красива, богата и насыщенна эмоциями, а о подвалах души люди не хотят даже задумываться. Но все роли будут сыграны, костюмы сняты, и наступит  пора возвращаться за кулисы. И тут все начинают вспоминать, что есть еще и режиссер, но поздно. Роли розданы, костюмы надеты, прошлое забыто – и понеслось. Лишь тень воспоминаний, с еле заметным шелестом в антракте, может быть, коснется кончиков волос и исчезнет снова, теперь уж навсегда.

Вот тут и встает главный вопрос – вопрос веры! Где та грань, которая разделяет веру мудреца от веры безумца? Где вера, которая придает силы, а где та, которая приносит душевные терзания и страсти? На этот вопрос, скорее всего, нет  прямого ответа. Ибо вера – это состояние опыта души. Это отражение ее мудрости и зрелости.

Так кому же верить? Кто ответит за веру? Кто будет виновен, если вы верили не в то и не так? Кто накажет мерзавца, навязавшего вам свою веру?

Если ваш мозг дошел до таких умозаключений, то вы точно не там, где вам тепло и уютно. Это значит, что вас мучают страхи бытия и вы обречены на страдания и несчастья, ибо все решения вашей жизни принимались за вас и, поверьте, не для вашего блага.

Так вот, после таких патетических мыслей, неплохо бы заметить одну простую вещь: у человека гармоничного всего есть в достатке. Если есть достаток, но нет здоровья – проблема есть. Если есть здоровье, но нет достатка – проблема тоже есть. У каждого свои огонь, вода и медные трубы.

А теперь давайте просто представим, без веры, просто так, что наш мир, во всем его величии и красе, со своей любовью и садистской жестокостью, всего лишь отражение наших с вами мыслей и эмоций, непроявленных желаний, детских обид и комплексов, умело маскируемых нами в повседневной жизни, которые, тем не менее, написаны у нас на лицах, и скрыть их не возможно. Ибо скрывая  мы, сами этого не желая, выпячиваем их еще больше, так, чтобы все заметили! И мы на протяжении всей нашей жизни задаем себе один и тот же вопрос: почему у него так хорошо, а у меня все через жопу?  Почему у него миллионы долларов, а мне хватает от зарплаты до зарплаты? Когда эти миллионеры нажруться и наконец поделятся с бедным людом своими состояниями? Почему Бог наградил меня раком, а это ничтожество – здоровьем геркулеса. ГДЕ СПРАВЕДЛИВОСТЬ?! Где правда?

А правда, как правило, кроется в том, что люди, даже тогда, когда стоят на краю могилы, продолжают врать себе и окружающим. На самом деле, среднестатистический житель планеты Земля готов расстаться с жизнью, но не быть здоровым по- настоящему... Тут я немного отвлекусь, как всегда, и внесу некоторые уточнения: под термином "здоровье" я подразумеваю сознательный, духовный и, как следствие, телесный, социальный и прочий, не только материальный, рост. Ведь говоря кому-то «поменяйся», мы требуем невозможного. А когда мы говорим, что изменились, то, чаще всего, врем и себе. Ибо мы можем лишь развиваться. И истинное развитие не будет ассоциироваться у нас с изменением. Истинное развитие – это дополнение себя прошлого собой настоящим. Это принятия себя того и себя этого без правок и вычеркиваний моментов жизни из собственной биографии. Это не попытка начать все с нового листа, а полное единение прошлого, настоящего и будущего, объединенных целью персонального развития.

Так вот, вернемся к болезням. Чаще всего мы задаем себе вопрос: «За что?»

И мало кто задумывается о том, а для чего это все мне? Ибо вопрос "за что", как правило, обречен, так как кроме нас  отвечать на него просто некому. Именно поэтому мои попытки объяснить больному раком, что причина его болезни кроется в нем самом, приводят к обидам и финальным выводам, что рак – это плохие гены и от него никто не застрахован. Именно поэтому, он конечно и в церковь сходит, и может даже веру поменяет. Другими словами, сделку с Богом совершит, чтобы потом, когда не поможет, было на кого обижаться и говорить, что сделал все, что мог!...

Курьез ситуации в том, что здоровье – это как мифическое существо:  о нем говорят все, но никто не знает, где оно прячется. И так как найти его невозможно, людям просто ничего не остается, как хвастаться врачебными диагнозами.

«Скажите, вы были уже у этого доктора? И какой диагноз? А-а, давление! Давление –это ничего! Вот у меня сахар. Мне бы ваше давление...»

Вот так мы все и живем. Главное – знать врага в лицо. Его нужно описать, взвесить и измерить. А там  пусть себе живет...

Ну вот, написал целую страницу лирических отступлений на тему веры, и... не сохранилось. Теперь даже не жаль. Продолжение оказалось спонтанным и непредвиденным. И это имеет непосредственное отношение к моим нумерологическим изысканиям. Именно эту мысль я пытаюсь донести на каждом семинаре. Мысль о том, что эта нумерологическая система дает понятия нумерологического паспорта рождения каждого конкретного человека. Нет равных по рождению, а есть по рождению права и обязанности, и, как говорится, незнание закона не освобождает несведущего от ответственности и последствий! Когда я это понял, ко мне пришло осознание того, что люди не просто не осознают, как живут и что делают, они даже не догадываются, что живут не свои жизни и проживают не свои ситуации. Мы все, в обычном своем разгильдяйстве, проживаем жизнь за своих родителей, детей и еще черт знает за кого, но только не за себя. Именно поэтому  эта система поможет только тем, кто уже однажды задавал себе вопрос, для чего я это делаю и почему я так живу. Других просто любопытных читателей, может быть, заставит задуматься, а третьи ее просто и читать не будут, ведь, скорее всего, это даже не попадется им на глаза. Так вот, главный тезис: пока каждый конкретный человек не начнет проживать свою жизнь, он будет так же далек от своего личного смысла жизни, как рептилоид –от человека будущего. Хотя надо признать, что в некоторых случаях рептилоид, возможно, был и ближе!

И все-таки  о немерологии. Именно эта методика обработки даты рождения конкретного человека позволяет приоткрыть тайну его жизненного пути. Точнее, функциональных особенностей, данных ему при рождении и остающихся актуальными на протяжении всей жизни. Сразу хочу подчеркнуть, что это не фатализм, а функциональные особенности. Если хотите, то можете считать это техническим паспортом готового изделия под названием человек, в котором описаны технические допуски и наилучшие условия эксплуатации. Как и в технике, так и с человеком, если эксплуатация проходит в рамках указанных допусков, то изделие работает долго и качественно, ну а если  нет, то, извините, болезни… ой, поломки просто неизбежны. Где-то примитивно, но в целом верно!

И снова о главном! Данный метод не является моим авторским. Это интеграция ряда разрозненных методов, не дававших конечного результата. Это мои наблюдения и умения сложить, казалось бы, несовместимые вещи. И в связи с этим, моя работа не может быть конечной. Ибо каждый желающий познать мир будет добавлять что-либо новое, не менее ценное, чем мое. Главное – творчество.

Итак, забегая наперед, скажу, что основной паспорт состоит из пяти цифр. Три из них указывают на физиологию тела и проявление человека в мире, так как физиология порождает эмоциональный фон и, как следствие, является причиной наших поступков и действий. Иначе можно сказать, что наши эмоции есть порождение нашего тела, но, с другой стороны, тонкий психоэмоциональный план будет вносить в состояние тела свои коррективы.  За формирование тонкого эмоционального регулятора в нашей жизни отвечает энергия семи планет и двух лунных узлов, которые будут отражены в двух оставшихся числах, соответствующих числу души и числу судьбы в ведической нумерологии. Ну а дальше расширение за расширением, слой за слоем. Просто, но не примитивно!

Итак, мы будем объединять влияние планет на личность и влияние более грубой энергии – семи основных энерговибраций, в народе именуемых чакрами, хотя эти образования являются чакрами в потенциале, как почка на дереве в потенциале будет цветком, а затем и плодом, но может и не стать... Ах, пока оставим эту философию и займемся более приземленными вещами.

Как я уже сказал, у нас будет пять чисел: два астральных и три, назовем их, чакральных. Два верхних, три нижних и огромный разворот уточнений  в периодах с долгами и без... На этом пока-  СТОП.

В любой системе главное – это практика. Практики и анализа должно быть много. И чем больше данных удастся собрать, тем точнее будет информационный выброс. Не следует путать нумерологию с гаданием. Главным в практике должно быть не желание предсказания, а процесс анализа личности и возможность описать и донести до человека суть его устройства и возможность осознания им собственных проблем, направляя луч внимания не на проблемы вовне, а внутрь себя. И вот тут хорошо бы заметить, что любое отклонение от паспортных данных проявится в теле. Тело - это тот индикатор, который, накапливая проблемы в тонком, непременно проявит их в плотном. Вопрос лишь в том, на каком этапе развития патологии ее удастся отследить. В европейской, так сказать, доказательной медицине, временной интервал от диагностики до летального исхода достаточно мал. А здесь я пытаюсь говорить с вами о том, что незнание законов не освобождает от ответственности. И наше понимание реальности зависит лишь от умения понимать причинно-следственную связь. И чем тоньше наше понимание причины, тем точнее вырисовывается для нас будущее.

На востоке говорят, что к истине и духовному развитию ведут два пути: путь разума и путь страданий. Путь разума приятен и легок. Идти по нему хорошо и комфортно. Открытия на этом пути приносят радость и душевное спокойствие. Путь страданий тернист. Тот, кто идет по нему, получает тычки и тумаки. Это путь сожалений и разочарований. Находок и потерь. Это путь  во тьме... Но почти все почему-то выбирают именно этот путь, путь страданий и бесконечных опытов.

Все  сказанное здесь мною должно быть либо принято вами на веру, либо проверено и подтверждено личным опытом. Возможно, оспорено, но уже не со мной. Споры мне не интересны. В спорах никогда не рождалась истина. Это самообман. Ваша задача – задача практиков – или подтвердить или опровергнуть.